Директор психоневрологического интерната

Директор

Зоя Ивановна Гудыма

родилась 4 февраля 1958 года в с. Богословка Целиноградской области Республики Казахстан

В 1983 году окончила Дальневосточный институт советской торговли факультет «технология и организация общественного питания». А 1984 году начала свою трудовую деятельность в Октябрьском Правлении РАЙПО, где прошла путь от технолога до директора общепита. В 1991 году пришла работать в Покровский дом-интернат для ветеранов диетсестрой, где в 1994 году была назначена заместителем директора, а в 2004 году – директором интерната.

Зоя Ивановна организовала высокоэффективную и устойчивую работу учреждения, ее социальное развитие. Содержит в надлежащем состоянии закрепленное за учреждение движимое и недвижимое имущество, своевременно проводит капитальные и текущие ремонты в учреждении. Обеспечивает надлежащим техническим оборудованием все рабочие места и создает на них условия работы, соответствующие единым межотраслевым и отраслевым правилам по охране труда, санитарным нормам и правилам разработанным и утверждаемым в порядке, установленном законодательством. Обеспечивает своевременное и качественное выполнение всех сделок и обязательств учреждения.

Является почетным работником Министерства труда РФ, имеет статус «Ветеран труда». Награждена медалью «100 лет профсоюзам России». Является депутатом муниципального комитета Октябрьского района. Член партии «Единая Россия».

Это отзывчивый и неравнодушный к чужим бедам и горестям человек. Она всегда поймет и выслушает, будь то проживающий интерната или сотрудник. За время ее правления интернат стал одним из образцовых учреждений в крае. Опыт работы Покровского психоневрологического интерната неоднократно обобщался и распространялся среди родственных учреждений.

Решение

№2-1288/11

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

Г. Ступино 27 мая 2011 года

Ступинский городской суд Московской области в составе:

председательствующего судьи Романенко Л.Л.,

С участием прокурора Константиновой Н.А.,

при секретаре Середенко С.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Шарковой ФИО19 к Государственному учреждению Психоневрологический интернат № 13 Департамента социальной защиты населения города Москвы о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратилась в суд с иском к Государственному учреждению Психоневрологический интернат № 13 Департамента социальной защиты населения города Москвы ( далее –ПНИ- 13), в котором просила восстановить ее на работе в должности заместителя директора по социальным вопросам по 15 разряду ETC. Обязать Ответчика выплатить средний заработок за все время вынужденного прогула. Взыскать с ответчика компенсацию морального вреда, причиненного неправомерными действиями работодателя, в сумме 150000 рублей.

В обоснование иска пояснила, что работала с 01 сентября 2008 года в должности заместителя директора ПНИ-13 по социальным вопросам, добросовестно и ответственно исполняла возложенные обязанности, не имела никаких нареканий со стороны администрации и трудового коллектива. Приказом №26-к от 20.07.2010 года ей был предоставлен отпуск с 03 августа 2010 года по 11 августа 2010 года, который она по семейным обстоятельствам просила перенести на другое время. Директор ПНИ-13 ФИО4 вызвал главного бухгалтера ФИО5 по вопросу оформления отмены отпуска, которая пояснила, что уже выдан отпускные, переоформлять возврат денег в кассу хлопотно, поэтому с директором была достигнута договоренность о ее работе с 03.08.2010 года по 11.08.2010 года и о фактическом использовании отпуска в другое время с проставлением в табеле учета рабочего времени рабочих дней. С 09.12.2010 года по 02.02.2011 года она была нетрудоспособна. 03.02.2011 года вышла на работу, директор сообщил ей о намерении уволить по ст. 278 ТК РФ или предложил написать заявление об увольнении по собственному желанию, она просила предоставить неиспользованный фактически отпуск. Директор проконсультировался у юриста ФИО6, главного бухгалтера ФИО5, как лучше оформить этот отпуск, ему рекомендовали проставить в табеле рабочие дни, она написала заявление о предоставлении отпуска с 03.02.2011 года по 11.02.2011 года, директор поставил визу «В приказ» и передал специалисту по кадрам ФИО13 Она просила выдать ей копию приказа, но директор заверил ее, что все будет оформлено, как положено. 04.02.2011 года она вновь приезжала на работу, попросила выдать ей копию приказа, директор пояснил, что отпуск предоставлен вместо ранее оформленного, в период которого фактически работала, поэтому в табеле будут проставлены рабочие дни. 04.02.2011 года она обратилась к врачу поликлиники МВД, листок нетрудоспособности оформлять не стала, так как считала, что находится в отпуске, врач порекомендовала пройти курс стационарного лечения, о начале которого ее должны были известить. 07.02.2011 года она вновь приехала на работу, просила отдать ее заявление с визой директора, но директор не отдал, с 14.02.2011 года по 05.03.2011 года находилась на стационарном лечении, о чем сообщила в отдел кадров. 09.03.2011 года вышла на работу, пришла на совещание к директору, где ее ознакомили с приказом об увольнении, приказ был не подписан, в нем было указано, что она от объяснений отказалась, директор при ней подписал приказ и спросил, будет ли она давать объяснения, она отказалась, пояснив, что в приказе уже написано, что она от объяснений отказалась, после этого директор передал заместителю директора по лечебной части акт об отказе от дачи объяснений, на ее просьбу показать акты о прогулах директор пояснил, что акты есть, но ее с ними не ознакомил. При ознакомлении с приказом она написала о своем несогласии. Считает увольнение незаконным, так как прогулов не совершала, до применения дисциплинарного взыскания ей не было предложено дать письменное объяснение, указание в трудовой книжке причины увольнения – за прогул отрицательно характеризует ее, препятствует трудоустройству, в связи с чем она испытывает моральные и нравственные страдания, которые оценивает в 150000 руб.

Представитель ответчика ПНИ-13 ФИО7 иск не признал, пояснил, что, действительно, истцу предоставлялся отпуск с 03.08.2010 по 11.08.2010 года, она просила отпуск перенести без указания даты, а во время отпуска работать, директор решил не отменять приказ об отпуске, а разрешить истцу фактически использовать дни отпуска в другое время по согласованию с ним. В ноябре 2010 года у истца возник конфликт с коллективом, поступила жалоба от воспитателей, проводилась проверка комиссией от Департамента социальной защиты, истцу было предложено принять решение об увольнении по собственному желанию или о переводе на другую должность, она 03.12.2010 года написала заявление о переводе на другую должность, но потом ушла на больничный, к дате предполагаемого перевода на работу не вышла, вышла только 03.02.2011 года, ей было предложено увольнение по собственному желанию, она просила предоставить неиспользованный отпуск, ей было отказано, после чего Шаркова Л.В. ушла, директор распорядился создать комиссию по проверке присутствия истца на рабочем месте ( л.д.82).

Судом предложено сторонам заключить мировое соглашение, ответчик предложил изменить формулировку причины увольнения на увольнение по собственному желанию с выплатой компенсации морального вреда в сумме 130000 руб., ( л.д. 172) истец Шаркова Л.В. отказалась.

Суд, проверив материалы дела, выслушав стороны, заключение прокурора Константиновой Н.А., полагавшей иск подлежащим удовлетворению, считает, что предъявленный иск не подлежит удовлетворению.

В соответствии со ст. 81 Трудового кодекса РФ,

Трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях: 6) однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей:

а) прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

В соответствии с п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 (ред. от 28.09.2010) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»

Если трудовой договор с работником расторгнут по подпункту «а» пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено:

за невыход на работу без уважительных причин, т.е. отсутствие на работе в течение всего рабочего дня (смены) независимо от продолжительности рабочего дня (смены);

за самовольное использование дней отгулов, а также за самовольный уход в отпуск (основной, дополнительный). При этом необходимо учитывать, что не является прогулом использование работником дней отдыха в случае, если работодатель в нарушение предусмотренной законом обязанности отказал в их предоставлении и время использования работником таких дней не зависело от усмотрения работодателя (например, отказ работнику, являющемуся донором, в предоставлении в соответствии с частью четвертой статьи 186 Кодекса дня отдыха непосредственно после каждого дня сдачи крови и ее компонентов).

В соответствии со ст 193 Трудового кодекса РФ, До применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Как следует из материалов дела, истец с 11.12.2007 года работала в ПНИ-13 в должности специалиста по социальной работе, а с 01.09.2008 года в должности заместителя директора по социальным вопросам ( л.д. 14,18,43,44).

Приказом № 91-к от 09.03.2011 года истец была уволена по п. 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с однократным грубым нарушением трудовых обязанностей – прогулами, допущенными с 03.02.1011 года по 11.02.1011 года,на основании актов об отсутствии на рабочем месте, акта об отказе дать объяснение по поводу отсутствия на рабочем месте. Истец при ознакомлении с приказом, написала о своем несогласии, так как директор разрешил ей догулять отпуск с 03.02.2011 года по 11.02.2011 года ( л.д. 45).

Из представленных документов, пояснений сторон и свидетелей следует и не оспаривается ответчиком, что в период отпуска с 03.08.2010 по 11.08.2010 года, предоставленного приказом № 426-к от 20.07.2010 года ( л.д. 54), истец фактически работала, не смотря на проставление в табелях дней отпуска, так как по семейным обстоятельствам устно согласовала с директором ПНИ-13 перенос фактического отпуска на другое время ( л.д. 150).

Истцом не оспаривается обстоятельство проведения проверки по жалобам воспитателей на ее работу с коллективом.

Департаментом социальной защиты населения г.Москвы представлена справка по результатам проверки коллективной жалобы воспитателей от 07.12.2010 года, по результатам которой было рекомендовано объявить Шарковой Л.В. выговор, а также отмечено, что Шаркова Л.В. обратилась с заявлением о переводе на другую должность. Ответчиком представлено заявление Шарковой Л.В. о переводе на должность специалиста по социальной работе от 09.12.2010 года. ( л.д. 185, 70)

Допрошенный в качестве свидетеля директор ПНИ -13 ФИО4 ( л.д. 108-111) пояснил, что отпуск с 03.08.2010 года истец не использовала самовольно, ее не отзывали из отпуска, он согласился разрешить ей отгулять отпуск в другое время, когда будет возможно, в ноябре 2010 года проводились проверки по жалобе воспитателей на Шаркову Л.В., ей был предложен перевод на другую работу, о чем она написала заявление, но потом ушла на больничный, 03.02.2011 года Шаркова Л.В. вышла на работу и попросила предоставить неиспользованный отпуск, он объяснил, что предоставит отпуск, если она определится с увольнением или переводом, истец написала заявление об отпуске, он написал «Не согласен» и отдел заявление в отдел кадров, потом забрал и порвал, так как по документам отпуск уже был использован, Шаркова Л.В. ушла, он распорядился создать комиссию по проверке ее присутствия на рабочем месте, он звонил в Ступинскую поликлинику, чтобы выяснить, не находится ли истец на больничном, так как ранее предоставленные ею листки нетрудоспособности были выданы Ступинской поликлиникой, ему пояснили, что больничный истцу не выдавался. 09.03.2011 года Шаркова Л.В. вышла на работу, на оперативном совещании он предложил ей уволиться по собственному желанию, она отказалась, он предложил дать объяснение за прогул, она отказалась, тогда ей был вручен приказ об увольнении за прогул, она расписалась об ознакомлении и написала о несогласии с приказом, был подписан акт об отказе от дачи объяснений, он неоднократно просил истца дать объяснение по поводу прогула.

Свидетели ФИО6, юрист ПНИ-13 пояснила, что ее вызывал директор для консультаций по оформлению неиспользованного фактически отпуска, она советовала написать два заявления: об увольнении по собственному желанию и о предоставлении не использованного отпуска вместо написания одного заявления по указанным вопросам, ей неизвестно, подписал ли директор заявление истца о фактическом предоставлении неиспользованного отпуска с 03.02.2011 года.

Свидетель ФИО5, главный бухгалтер, пояснила, что вместе с ФИО6 была вызвана к директору в начале февраля 2011 года, объяснила, что отпуск Шарковой Л.В. уже был предоставлен, отпускные получены, все оформлено, поэтому вновь издавать приказ об отпуске невозможно, 09.03.2010 года подписывала акт об отказе Шарковой Л.В. от объяснений по поводу прогула.

Свидетель ФИО8 ( 115,116) пояснил, что по указанию директора проверял вместе с ФИО9 и ФИО20 присутствие Шарковой Л.В. на рабочем месте, ее не было, о чем были составлены акты, 09.03.2011 года на оперативном совещании директор вручил Шарковой Л.В. приказ об увольнении и просил дать объяснение о прогулах, она отказалась дать объяснение, после оперативного совещания он подписывал акт об отказе от объяснений.

Свидетель ФИО11 ( л.д. 118) пояснил, что с 07.02.2011 года после выхода из отпуска участвовал в проверке присутствия Шарковой Л.В. на рабочем месте,ее не было, о чем были составлены акты. 09.03.2011 года все заместители были вызваны на оперативное совещание к директору, где он предложил Шарковой Л.В. уволиться по собственному желанию, она отказалась, предложил написать объяснение об отсутствии на рабочем месте, она отказалась, о чем составили акт, который он подписывал. Приказ об увольнении был вручен, когда печатался акт об отказе от объяснений, Шаркова Л.В.сразу сказала, что не будет подписывать никакие объяснения.

Свидетель ФИО12, специалист по кадрам ( л.д. 162) пояснила, что 03.02.2011 года ей заявление Шарковой Л.В. о предоставлении отпуска с 03.02.2011 года не передавали, 09.03.2011 года по указанию директора печатала приказ об увольнении Шарковой Л.В. с указанием об отказе от дачи объяснений и печатала акт об отказе Шарковой Л.В. от дачи объяснений.

Свидетель ФИО13 специалист по кадрам ( л.д. 173) пояснила, что 03.02.2011 года директор вызвал ее к себе и отдал заявление Шарковой Л.В. об отпуске или отгулах, на нем была виза «возражаю», из своего кабинета позвонила директору и спросила, зачем это заявление, если он возражает, он попросил вернуть заявление, она вернула.

Свидетель ФИО14 ( л.д. 177) пояснил, что 09.03.2011 года на оперативном совещании директор потребовал у Шарковой Л.В. дать объяснение по прогулам, она отказалась, сказав, что не прогуливала, тогда директор ее ознакомил с приказом об увольнении, акт об отказе Шарковой Л.В. После допроса свидетеля ФИО15 ФИО14 подтвердил его показания. ( л.д. 181).

Свидетель ФИО15 ( л.д. 178) пояснил, что не знает, были ли предоставлены Шарковой Л.В. дни отгулов, известно, что работала комиссия по проверке присутствия истца на рабочем месте, он знал, что У истца есть отгулы, но когда именно директор ей разрешил их использовать, он не знал. 09.03.2011 года на оперативном совещании директор предложил истцу дать объяснение о прогулах, она сказала, что была в отгулах, что они договаривались, директор предложил ей уволиться по собственному желанию и перевод на другую должность, она отказалась, тогда он ознакомил Шаркову Л.В. с приказом об увольнении за прогулы, приказ был не подписан, о чем сказала Шаркова Л.В., тогда директор подписал приказ, Шаркова Л.В. что-то писала на приказе. Акт об отказе от объяснений он подписывал в конце совещания.

Истцом представлена справка врача поликлиники МСЧ ГУВД по Московской области от 22.03.2011 года о том, что 04.02.2011 года Шаркова Л.В. была на приеме, была нетрудоспособна, но от получения листка нетрудоспособности отказалась, так как находится в отпуске.( л.д. 22, 142).

Таким образом, в ходе судебного разбирательства установлено, что Шаркова Л.В. имела устную договоренность с директором ПНИ-13 о фактическом переносе отпуска, предоставленного приказом с 03.08.2010 года по 11.08.2010 года, но не использованного фактически, решение о датах использования указанных дней работодателем не было принято. Каких-либо письменных доказательств предоставления истцу возможности фактически использовать дни отпуска именно с 03.02.2011 года истцом не представлено. Из показаний допрошенных в суде свидетелей следует, что решение о предоставлении истцу отгулов с 03.02.2011 года не было принято, была создана комиссия по проверке присутствия истца на рабочем месте, составлялись и были представлены суду акты об отсутствии работника на рабочем месте.

Истец, как следует из ее искового заявления и письменных пояснений, не смотря на наличие сомнений в предоставлении ей дней отгулов или отпуска с 03.02.2011 года, не смотря на осведомленность о желании директора ПНИ-13 прекратить с ней трудовые отношения, все же не продолжила работать, а отсутствовала на работе с 03.02.2011 года по 11.02.2011 года. Истец обращалась к врачу поликлиники МСЧ ГУВД Московской области 04.02.2011 года, но при наличии указанных сомнений в правильности оформления отпуска, не оформила листок нетрудоспособности и не сообщила директору ПНИ-13 о своей нетрудоспособности, не обращалась к директору ПНИ-13 или в суд по вопросу невозможности исполнения трудовых обязанностей из-за замены замка в двери ее кабинета. При указанных обстоятельствах суд полагает, что отсутствие истца на рабочем месте с 03.02.2011 года по 11.02.2011 года не имеет уважительных причин, в связи с чем принятие решения об увольнении за прогулы обосновано.

Из показаний свидетелей и представленных акта об отказе от дачи объяснений от 09.03.2011 года,приказа об увольнении № 91-к от 09.03.2011 года следует, что предусмотренный ст. 193 Трудового кодекса РФ порядок применения дисциплинарного взыскания был соблюден, истцу было предложено 09.03.2011 года дать объяснение о причинах отсутствия на рабочем месте, истец отказалась дать объяснения, после чего была ознакомлена с приказом об увольнении. Суд не усматривает необходимости отложения вопроса об увольнении на два дня, в течение которых истец могла дать объяснение о причинах прогулов, поскольку истец 09.03.2011 года отказалась дать объяснения, о чем был составлен акт, и не просила дать ей время для подготовки объяснений или представления оправдательных документов.Суд полагает, что истцом не доказано наличие уважительных причин для отсутствия на рабочем месте с 03.02.2011 года по 11.02.2011 года, порядок увольнения в качестве дисциплинарного взыскания работодателем был соблюден, в связи с чем исковые требования удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.195, 198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковое заявление Шарковой ФИО21 к Государственному учреждению Психоневрологический интернат № 13 Департамента социальной защиты населения города Москвы о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда — оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Московский областной суд через Ступинский суд в течение десяти дней со дня изготовления решения в мотивированном виде.

Судья: Романенко Л.Л.

В окончательном (мотивированном) виде решение суда изготовлено 01 июня 2011 года.

Судья: Романенко Л.Л.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *