Конвенция отпуск сгорает

Что произошло?

Конституционный Суд Российской Федерации принял Постановление от 25.10.2018 № 38-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.В. Данилова, К.В. Кондакова и других». Часть первая статьи 127 ТК РФ содержит требование о выплате работнику при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска.

В чём суть позиции Конституционного Суда?

Конституционный Суд поставил точку в споре о «сгорании» неотгулянных отпусков. Высшие судьи указали, что при увольнении сотруднику нужно компенсировать все отпуска, которые он не отгулял за время работы. При этом неважно, как долго сотрудник не отдыхал.

Почему граждане обратились в КС?

Граждане, обратившиеся в КС РФ с соответствующими жалобами, столкнулись с проблемой, появившейся после ратификации Россией Конвенции Международной организации труда № 132 «Об оплачиваемых отпусках». Согласно п.1 ст.9 Конвенции остаток ежегодного оплачиваемого отпуска нужно использовать не позднее 18 месяцев после окончания года, за который этот отпуск предоставляется. Отдельные суды, разрешая соответствующие споры на основании ч.1 ст. 392 ТК РФ во взаимосвязи с названной международно-правовой нормой, исходили из того, что для защиты права на денежную компенсацию за неиспользованный отпуск при увольнении допускается применение особого срока, составляющего 21 месяц. Причём 18 месяцев составляют предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный п.1 ст.9 Конвенции МОТ, и 3 месяца — срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, установленный ч.1 ст. 392 ТК РФ. 📌 Реклама Отключить

В итоге, если работодатель заявлял о пропуске работником срока, судьи зачастую отказывали работнику во взыскании не выплаченной при увольнении компенсации за отпуска по тем рабочим годам, с момента окончания которых прошло более 21 (18+3) месяца. Именно такой подход был применён судами общей юрисдикции в делах тех граждан, которые обратились в Конституционный Суд РФ с жалобой на неконституционность ч. 1 ст. 127 ТК РФ и ч. 1 ст. 392 ТК РФ.

Как суды применяли положения Конвенции МОТ?

Некоторые суды рассматривали данное правило как один из ограничителей срока, в течение которого работник может обратиться в суд, чтобы взыскать деньги за неиспользованные отпуска. Так поступали, в частности, Мосгорсуд и Санкт-Петербургский городской суд.

Прямо противоположные решения принимались судами, которые толкуют положения Конвенции, как устанавливающие лишь предельный срок использования отпуска в период действия трудового договора и никоим образом не ограничивающие определённый ч. 1 ст. 127 ТК РФ объём права увольняемого работника на получение денежной компенсации за неиспользованный отпуск.

📌 Реклама Отключить

К какому выводу пришёл КС РФ?

В итоге суд постановил, что правило о 18 месяцах не должно применяться к уволенным работникам и ограничивать их право на компенсацию. Значит, даже если прошло, к примеру, 10 лет с тех пор, как не был использован отпуск, то за него все равно придётся платить в случае увольнения сотрудника.

Положения ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК РФ сами по себе или во взаимосвязи с иными нормами трудового законодательства не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и в случае её невыплаты работодателем непосредственно при увольнении не лишают работника права на взыскание соответствующих денежных сумм в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной неиспользованный (полностью либо частично) отпуск.

📌 Реклама Отключить

В какой срок сотрудник может обратиться в суд?

Обратиться в суд за выплатой денежной компенсации за все неиспользованные отпуска можно в течение одного года с момента прекращения трудового договора. Если срок обращения в суд пропущен по уважительным причинам, он может быть восстановлен судом.

Могут ли работодатели обжаловать такое решение КС РФ?

Нет, Постановление № 38-П окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования (30 октября 2018 года), действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Документ

Постановление Конституционного Суда РФ от 25.10.2018 № 38-П

Отпуск положен сотрудникам за каждый рабочий год, при этом непредоставление отпуска в течение двух лет подряд запрещено ч. 4 ст. 124 ТК РФ. Эти нормы перекликаются с Конвенцией МОТ № 132, которую Россия ратифицировала в сентябре 2011 года. В Конвенции закреплено, что отпуск должен быть предоставлен не позднее 18 месяцев со дня окончания года, за который он предоставляется.

При увольнении сотруднику полагается компенсация за все дни неиспользованного отпуска – это прямо следует из ст. 127 ТК РФ. Тем не менее некоторые работодатели при увольнении не оплачивали отпуска, которые не были использованы за период, превышающий два года (а некоторые – 18 месяцев) с момента окончания рабочего года, за который они положены.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 25.10.2018 № 38-П рассмотрел жалобу бывших работников, которым при увольнении компания не оплатила отпуска почти за 10 лет. Вынося решения в пользу работодателя, суды указывали, что право требовать компенсацию за отпуск у работника есть в течение срока давности для разрешений трудовых споров. Сейчас это один год (ст. 392 ТК РФ). Исчисляться этот срок должен не с даты увольнения, а с момента окончания максимального периода, в течение которого должен быть предоставлен отпуск (18 месяцев в соответствии с Конвенцией или два года по ТК РФ).

Конституционный Суд отметил, что запрет предоставления отпуска реже одного раза в два года и указание на предельный срок, в течение которого отпуск должен быть предоставлен, служат дополнительной гарантией прав работников на отпуск. Эти положения ни в коем случае не ограничивают право работников на получение отпуска по истечении любого срока со дня окончания рабочего года, за который этот отпуск положен.

Кроме того, прямое указание в статье 127 ТК РФ на то, что при увольнении полагается компенсация за все неиспользованные отпуска, исключает возможность отказа в выплате по каким-либо основаниям.

Из постановления Конституционного Суда РФ следуют два главных вывода:

  1. отпуска сотрудники могут использовать до увольнения, даже если с момента окончания рабочего года, за который они положены, прошло более двух лет.
  2. при увольнении сотрудник может получить компенсацию за все неиспользованные отпуска, даже если с момента окончания рабочего года, за который они положены, прошло более двух лет.

Иск в суд о выплате компенсации за неиспользованные отпуска необходимо подать в течение года с момента увольнения (ст. 392 ТК РФ).

Конституционный Суд РФ разъяснил особенности получения работником компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении

Постановление Конституционного Суда РФ от 25.10.2018 N 38-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.В. Данилова, К.В. Кондакова и других»

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее.

В рамках правового регулирования, действовавшего до вступления в силу Федерального закона от 3 июля 2016 года N 272-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам повышения ответственности работодателей за нарушения законодательства в части, касающейся оплаты труда», — с учетом того, что часть первая статьи 127 Трудового кодекса РФ предусматривает выплату денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, т.е. независимо от общего количества составляющих их дней и времени, прошедшего с момента окончания того года, за который должен был быть предоставлен неиспользованный (полностью либо частично) отпуск, и что статья 395 данного кодекса не содержит каких-либо ограничений в отношении периода, за который уволенный работник может предъявить к работодателю требования о выплате денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, а орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, признать их обоснованными, — соответствующие требования, предъявленные в суд в течение трех месяцев со дня увольнения, удовлетворялись в полном объеме.

После ратификации Россией Конвенции Международной организации труда N 132 «Об оплачиваемых отпусках» правоприменительная практика, в том числе практика судов общей юрисдикции, утратила единообразие в связи с различным пониманием пункта 1 ее статьи 9, в силу которого непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, составляющая по меньшей мере две непрерывные рабочие недели, предоставляется и используется не позже, чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска — не позже, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

Отдельные суды, разрешая соответствующие споры на основании части первой статьи 392 Трудового кодекса РФ во взаимосвязи с названной международно-правовой нормой, исходят из того, что для защиты права на денежную компенсацию за неиспользованный отпуск при увольнении допускается применение особого срока, составляющего 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск, из которых 18 месяцев составляют предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный пунктом 1 статьи 9 Конвенции МОТ N 132, и три месяца — срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, установленный частью первой статьи 392 Трудового кодекса РФ. Соответственно, требования, предъявленные в суд хотя и в пределах установленного законом для данной категории споров срока, но по истечении 21 месяца с момента окончания того года, за который неиспользованный отпуск (его часть) должен был быть предоставлен, оставлялись судами без удовлетворения.

Прямо противоположные решения принимаются судами, которые толкуют положения статьи 9 Конвенции МОТ N 132 как устанавливающие лишь предельный срок использования отпуска в период действия трудового договора и никоим образом не ограничивающие определенный частью первой статьи 127 Трудового кодекса РФ объем права увольняемого работника на получение денежной компенсации за неиспользованный отпуск.

Согласно пункту 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», исходя из установленного Конституцией РФ приоритета норм международного договора Российской Федерации по сравнению с нормами закона, международные договоры, которые имеют прямое и непосредственное действие в правовой системе Российской Федерации, применимы судами при рассмотрении гражданских дел, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем законом Российской Федерации, который регулирует отношения, ставшие предметом судебного рассмотрения.

Соответственно, предполагается, что международный договор Российской Федерации, вопрос о применимости которого разрешается судом при рассмотрении конкретного дела, регулирует те же отношения, что и подлежащий применению закон, принятый в Российской Федерации, не умаляя и не ограничивая при этом объем предусмотренных национальным законодательством прав и возможности их практической реализации. Между тем пункт 1 статьи 9 Конвенции МОТ N 132, устанавливающий 18-месячный срок, в течение которого работнику во всяком случае должна быть предоставлена оставшаяся часть не использованного своевременно отпуска, будучи по своему характеру гарантийной нормой, предназначен для обеспечения права на отпуск определенной национальным законодательством продолжительности путем его использования лишь теми работниками, которые продолжают трудиться, и по своему буквальному смыслу не рассчитан на применение к увольняющимся или уже уволенным работникам, а истечение этого срока не может влечь за собой прекращение права таких работников на соответствующую часть отпуска и невозможность получения денежной компенсации взамен неиспользованных дней отпуска.

Следовательно, приведенные положения статьи 9 Конвенции МОТ N 132 ни сами по себе, ни во взаимосвязи с иными ее статьями не затрагивают право работника на получение денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении и не ограничивают срок, в течение которого работник может обратиться в суд с требованием о ее взыскании, в том числе в случаях, когда положенные работнику отпуска или их часть не были предоставлены в пределах срока их использования, установленного данной Конвенцией или национальным законодательством. Такой вывод в полной мере корреспондирует статье 11 данной Конвенции, не устанавливающей каких-либо ограничений права работника на получение компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении.

Таким образом, истолкование отдельными судами пункта 1 статьи 9 Конвенции МОТ N 132 вопреки смыслу, который изначально был вложен в данную норму, а также ее применение во взаимосвязи с частью первой статьи 392 Трудового кодекса РФ при рассмотрении индивидуальных трудовых споров о взыскании денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении повлекли за собой не согласующееся с конституционными предписаниями установление пределов реализации работником права на ее получение и тем самым недопустимое ограничение не только права на отдых, но и права на судебную защиту.

Что касается положений части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса РФ, то они ни сами по себе, ни во взаимосвязи с иными нормами Трудового кодекса РФ не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и в случае ее невыплаты работодателем непосредственно при увольнении не лишают работника права на взыскание соответствующих денежных сумм в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной не использованный (полностью либо частично) отпуск, при условии его обращения в суд в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора.

С учетом изложенного Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ часть первую статьи 127 и часть первую статьи 392 Трудового кодекса РФ, поскольку содержащиеся в них положения не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и, если данная компенсация не была выплачена работодателем непосредственно при увольнении, не лишают работника права на ее взыскание в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной не использованный (полностью либо частично) отпуск, при условии обращения в суд с соответствующими требованиями в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора.

Неиспользованные отпуска горят

  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»
  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»

Около четырех лет назад в России вступила в силу Конвенция № 132 Международной организации труда «Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 г.)» (далее – Конвенция).

Тогда эта новость вызвала обоснованную тревогу у работников, потому что ст. 9 Конвенции устанавливала обязанность работника использовать две недели отдыха в течение одного года, а остаток – не позже чем в течение 18 месяцев после окончания года, за который отпуск предоставляется. Иными словами, работники опасались, что неиспользованный за прошлые годы отпуск может сгореть. Однако представители органов государственной власти успокоили работников и работодателей, заверив их, что с началом действия Конвенции в России никаких принципиальных изменений не произойдет.

В действительности же судебная практика в настоящее время складывается таким образом, что не использованный вовремя отпуск работника сгорает и отстоять его (по крайне мере, в московских судах) не представляется возможным. Как правило, споры об отпусках возникают, если работника увольняют и не выплачивают компенсацию за неиспользованный отпуск. Работник идет в суд и проигрывает спор в связи с пропуском срока исковой давности. Напомним, что по трудовым спорам, не связанным с восстановлением на работе, срок исковой давности составляет три месяца со дня, когда работник узнал (или должен был узнать) о том, что его право нарушено. В рассматриваемом случае работник справедливо отсчитывает три месяца – срок исковой давности – со дня увольнения, ведь именно в последний рабочий день, получив окончательный расчет, работник узнает, что ему недоплатили компенсацию за неиспользованный отпуск.

Однако суды сморят на этот вопрос по-другому. Теперь, ссылаясь на девятый пункт Конвенции, который обязывает работника использовать отпуск в течение 18 месяцев, суды прибавляют три месяца (срок исковой давности) и рассчитывают право требования компенсации отдельно за каждый год. Например, 1 января 2012 г. у работника возникло право на отпуск продолжительностью 28 календарных дней. Согласно Конвенции как минимум две недели этого отпуска работник должен использовать в течение 2012 г., а остаток – до июня 2014 г. (в течение 18 месяцев). Если по каким-то причинам работнику не предоставлен этот отпуск до указанного срока, то у него есть еще три месяца срока исковой давности (до октября 2014 г.), чтобы его получить. И если работник так и не использовал свой отпуск и уволился из компании в июле 2015 г., не получив компенсации, суд отказывает ему в выплатах со ссылкой на Конвенцию и пропуск срока исковой давности. (Апелляционное определение Московского городского суда от 02.06.2015 по делу № 33-14982/2015; Апелляционное определение Московского городского суда от 04.06.2014 по делу № 33-17925/2015; Апелляционное определение Московского городского суда от 02.06.2014 по делу № 33-17906/14.)

Представляется, что данный подход вызывает недоумение лиц, практикующих трудовое право. Во-первых, аналогичная девятой статье Конвенции норма существовала в Трудовом кодексе России (ТК) с 2001 г. (ч. 3 ст. 124 ТК), но принципы исчисления там были иные: так, с согласия работника допускался перенос отпуска на следующий рабочий год, но отпуск должен был быть использован не позднее 12 месяцев после окончания того рабочего года, за который он предоставлялся. Тем не менее судами данная норма внутреннего законодательства никогда не рассматривалась как препятствие для работника при получении компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении.

Во-вторых, суды применяют Конвенцию со ссылкой на ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, согласно которой международные договоры, если они ратифицированы, имеют приоритет над национальным законодательством. Вместе с тем статья 19 устава Международной организации труда говорит о том, что любая конвенция не может иметь приоритет над национальным законодательством, если оно предусматривает для трудящихся более благоприятные условия, чем те, которые предусматриваются конвенцией. Очевидно, что до ратификации Конвенции работники справедливо рассчитывали на компенсацию всех дней неиспользованного отпуска, даже если они копились последние 15 лет.

Зачастую в том, что работник не использовал свой отпуск, одинаково виновны и работник, и его работодатель. А последний вряд ли отпустит работника во внеплановой отпуск длительностью в несколько месяцев. Поэтому нужно искать компромисс. Если у работника есть дни дополнительного отпуска (три дня за ненормированный режим работы или за вредные условия труда), то такой отпуск можно заменить денежной компенсацией. Можно разбить отпуск на несколько коротких частей: например, несколько недель подряд брать отпуск с пятницы по понедельник включительно, что составит четыре дня отпуска, потому что он измеряется в календарных днях. Некоторые компании категорически не разрешают работникам брать отпуск продолжительностью более 2–3 недель в год и готовы оформить оставшиеся дни в виде отпуска по выходным. Такой подход не является законным, поскольку суббота и воскресенье и так являются днями отдыха для работника и фактически своими действиями работодатель обходит запрет на денежную компенсацию основного отпуска. Но даже этот не вполне законный подход более оправдан, чем обманутые ожидания работника, ожидающего окончательный расчет при увольнении, или иск против компании о понуждении предоставить дни неиспользованного отпуска.

Автор – руководитель практики трудового права адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

Не складывается

Решение вынесено без публичных слушаний, поскольку основано на ранее обнародованных правовых позициях КС РФ. Стоит отметить, что жалобы на разрешение трудовых споров КС разбирает регулярно. Дело одного из заявителей, ученого-физика, академика РАН Михаила Данилова, ранее уже отказался рассматривать. Однако ученый настоял на своем.

Как следует из материалов дела, у Данилова почти за 40 лет работы в Институте теоретической и экспериментальной физики с 1973 по 2015 год накопилось 505 дней неиспользованного отпуска. У трех сотрудников крупной аудиторской фирмы — до 150 дней у каждого, и с учетом их уровня заработной платы компенсация должна была составить от 1,5 до 3,5 миллиона рублей. Однако во всех четырех случаях суды общей юрисдикции путем простых арифметических действий лишили заявителей большей части выплат.

По мнению судей, для начисления компенсации срока давности не существует

По статье 392 Трудового кодекса работник вправе обратиться в суд по трудовому спору в течение трех месяцев с момента, когда он узнал о нарушении своих прав. Но Конвенция Международной организации труда N 132 «Об оплачиваемых отпусках» отводит 1,5 года на предельный срок предоставления неиспользованного отпуска. Таким образом, посчитали судьи, срок обращения в суд за компенсацией не может превышать 21 месяц. «Исходя из этого истец мог обратиться в суд в течение трех месяцев со дня истечения 18-месячного периода, в течение которого у него было право на предоставление неиспользованного отпуска», — такое обоснование приводится в материалах КС.

Тот факт, что статья 127 ТК не устанавливает сроки для выплаты компенсации, суды проигнорировали. По мнению заявителей, такой подход не только нарушает их конституционное право на отдых, но и не соответствуют правилу правовой определенности. КС не согласился. Он, в частности, напомнил, что согласно Конвенции соглашения об отказе от права на минимальный ежегодный оплачиваемый отпуск, а равно о неиспользовании такого отпуска с заменой его компенсацией в денежной или иной форме признаются, в соответствии с национальными условиями, недействительными или запрещаются. Но статья 127 ТК, предусматривающая выплату такой компенсации, «служит специальной гарантией, обеспечивающей реализацию особым способом конституционного права на отдых теми работниками, которые прекращают трудовые отношения и в силу различных причин не воспользовались ранее своим правом на ежегодный отпуск».

По мнению судей, статьи 392 и 127 ТК РФ во взаимосвязи «не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и, если данная компенсация не была выплачена работодателем непосредственно при увольнении, не лишают работника права на ее взыскание в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания рабочего года». Дела заявителей подлежат пересмотру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *